Мечети Москвы: история и современность


Д.Хайретдинов, историк, директор информационного отдела Исламского Конгресса России, Москва.

Согласно высказыванию Пророка Мухаммада (с.а.в.), "вся земля есть мечеть". Смысл этого высказывания не понятен, если не знать о том, что значит слово "мечеть". Это слово по-арабски звучит как "масджид", что значит "место, где совершаются поклоны, или где молятся - делают саджда". Так как, согласно вероубеждению мусульман, все что есть на Земле - растения, животные, неживая природа, все виды материи и энергии - включая и человека - восхваляют своего Создателя, Творца всего сущего в этом и иных мирах, то тогда, очевидно, что всякое пространство Вселенной и есть "место для поклонения Всевышнему Господу". Мечеть, как таковая, была впервые в истории Ислама построена Пророком Мухаммадом (с.а.в.) в местечке Куба - в то время, когда Пророк и его друг Абу Бакр подъезжали к Медине, гонимые своими соплеменниками-язычниками из их родного города Мекки. После этого в самой Медине, рядом со своим новым домом, Пророк построил еще одну мечеть, ставшую одним из трех самых почитаемых и священных для каждого мусульманина мест в мире.
 
Согласно хадису Пророка, эти три священных места - мечеть аль-Харам в Мекке, мечеть Пророка в Медине, и мечеть аль-Акса в Иерусалиме. Мечеть первоначально не имела каких-либо архитектурных канонов. При возведении мечети необходимо соблюдать лишь несколько очень простых правил: это обеспечение пространства, где молящиеся параллельными рядами могли бы быть обращены лицом к Заветной мечети - Каабе - в Мекке. Далее - михраб - ниша в стене со стороны Мекки, где имам-предстоятель ведет службу; минбар - соборная кафедра для чтения проповедей; и, как правило, минареты, устремившиеся в небо, одним своим гордым видом придающие особую выразительность всему храму. "Минарет" переводится с арабского как "освещающий, маяк", и выглядит особенно выразительно, когда муэдзин - азанчы, или призывающий - мелодично и протяжно призывает верующих к молитве. В Москве на сегодняшний день существуют четыре мечети. Прежде чем рассказать о них, хотелось бы немного осветить исторический фон появления и жизни мусульман в столице. Разумеется, мусульмане, постоянно проживающие в Москве с начала XV в., не могли не иметь специального молитвенного помещения, так как, согласно шариату, им необходимо было собираться как минимум один раз в неделю - в пятницу, для совершения совместного намаза. Однако, как уже было сказано, совсем необязательно, чтобы это помещение имело минарет с полумесяцем и другие атрибуты собственно мечети - достаточно, чтобы место было просторным и ритуально чистым, и имелся бы ориентир в сторону Мекки. Следовательно, даже если у мусульманской общины нет разрешения властей на строительство мечети, они вполне могут довольствоваться и малым - хотя бы даже отдельным залом или комнатой в частном доме. Первый молельный дом для мусульман в Москве, в Татарской слободе, появился в XVI в. Однако в 1649 г. царь Алексей Михайлович специальным указом упразднил все иноверческие (т.е. неправославные) храмы и выселил большинство жителей Татарской слободы на дальние московские земли. Согласно некоторым сообщениям, небольшая по размерам деревянная мечеть была построена в 1782 г. при дворе князя Султан-мурзы Сименея и просуществовала до начала XIX века; затем они обветшала и была разобрана. В 1805 г. председатель Оренбургского духовного собрания, ныне ЦДУМ России муфтий Мухамеджан Гусейнов ходатайствовал перед московским генерал-губернатором А.Беклемишевым о строительстве каменной мечети в Москве. За активное участие и героические подвиги татар в Отечественной войне 1812 г. по указу императора Александра I мусульмане получили право построить мечеть в Татарской слободе, на участке купца 1 гильдии Назарбая Хамолова. Это разрешение было получено в 1813, или 1823 г. (сама мечеть была построена в 1858 г.). Первоначальный вид строения мало напоминал мечеть и ничем не выделялся от соседних особняков; только после перестройки ее в 1882 г. и возведения минарета и купола здание приобрело вид мечети. Мечеть перестраивалась и в 1914 г., по проекту архитектора П.Ивницкого. В дальнейшем число татар, как и других мусульман, постоянно увеличивалось. Так, если в середине XIX века (1855) мусульманская община Москвы насчитывала всего 330 человек, то уже в 1900 г. их число составило 7280 чел., а в 1907 г. - 13650 чел. Они селились теперь не только в Замоскворечье, но и на Сретенке, Мещанке, в Марьиной роще и т.д. Постепенно, в более поздние времена, мусульмане стали проживать также в центре и северной части города. С 1894 г. представители татарской общины Москвы просили разрешить постройку новой мечети. Только в 1903 г., после убедительных ходатайств московского купца Бакирова и касимовского купца Акбулатова прошение было удовлетворено. Проект мечети был утвержден в начале июня 1904 г. и уже 27 ноября того же года в мечети состоялось первое богослужение. Одним из наиболее заметных финансистов, на средства которого строилась мечеть, был московский купец Салих Ерзин - один из самых богатых людей Москвы того времени. После революции татарское население Москвы сначала резко сократилось (с 10 тысяч в 1912 г. до 2 тысяч в 1920 г.), затем так же резко увеличилось (в 1923 - уже 12 тысяч) и затем постоянно росло, в основном за счет миграции в Москву казанских татар и мишарей из различных регионов России. Число других мусульманских народов оставалось незначительным вплоть до конца 1980-х гг. и увеличивалось в то время крайне медленно. В 1920-х гг. новое правительство разрешило открытие в Москве нескольких татарских культурных учреждений, в т.ч. школы, типографии, библиотеки (все размещались в "доме Асадуллаева", рядом с Исторической мечетью в Замоскворечье). В 1930-х гг., в ходе антирелигиозной кампании, было закрыто большинство храмов и религиозных учреждений всех конфессий по всему Советскому Союзу, в т.ч. и в Москве. Была закрыта мечеть в Замоскворечье (1936), а "дом Асадуллаева" был реквизирован (1941). Мечеть в Замоскворечье использовалась различными организациями, в т.ч. военкоматом; в частности, именно оттуда призывался в армию будущий мэр Юрий Лужков. Мечеть в Марьиной роще (на Проспекте Мира), находившаяся под жестким контролем органов госбезопасности, вплоть до конца 1980-х гг. оставалась единственным мусульманским храмом во всей Центрально-Европейской России. Начало религиозного возрождения в России относится к концу 1980-х-началу 1990-х гг. В 1994 г. после реставрации была открыта возвращенная мусульманам Историческая мечеть в Замоскворечье. В 1997 г. открылась третья мечеть в Москве, в районе Отрадное. Мечеть построена фондом Хиляль под руководством Р.Баязитова. В 1995-97 гг. была построена Мемориальная мечеть на Поклонной горе, одна из самых красивых во всей Центральной России, ставшая четвертой мечетью столицы. Комплекс храмов традиционных конфессий России построена ко дню победы над фашистами. В заявлении о строительстве мечети на Поклонной горе стоит подпись председателя ДУМЕС Т.Таджутдина. Большой вклад в строительстве храмов на Поклонной горе внес Ресин. Мечеть служит для мусульман не просто местом молитвы, но и культурным, и образовательным центром. Здесь проводятся занятия по Исламу, по арабскому, татарскому языкам; в истории нередки случаи, когда в мечетях собирались политические деятели Ислама. Одной из причин того, что Соборная мечеть в Москве никогда не закрывалась, является то, что в столицу СССР часто посещали иностранные делегации, в т.ч. из мусульманских государств, и правителям нашей страны нужно было не ударить лицом в грязь перед ними. Посещение мечети является важным символическим действием для мусульман Москвы. В мировоззрении российского мусульманина в это действие вкладывается особое возвышенно-духовное чувство, связываемое с перипетиями истории Ислама в нашей стране. Разрушения мечетей воспринимались мусульманами не просто как святотатство, но как духовный знак, символизирующий приближение Ахир Заман (татарская фраза, составленная из арабских слов, означающая "Последние Времена" - перед Концом Света). Верующие стремились сохранить фрагменты здания разрушенной мечети, пряча отдельные кирпичики в чердачных помещениях своих домов. О проблемах, связанных с посещением мечети в до-перестроечные годы, известно много; тем не менее, даже знаменитости из числа мусульман время от времени, рискуя своим положением, стремились в мечеть. Вот свидетельство футболиста с мировым именем Рината Дасаева: ":то ли в 1983-м, то ли в 1984-м я с родными сходил на праздник в мечеть, и меня там увидели. На следующий день вызвали "наверх" и начали промывать мозги: "Ты не можешь ходить туда. Тебя все знают. Завтра об этом напишут на Западе и сообщат по антисоветским радиостанциям. Чему ты учишь молодежь?": Я продолжал ходить в мечеть по праздникам, но осторожно, - чтобы никто не видел." Очевидно, "наверху" боялись "заразительности" примера знаменитого вратаря. Несмотря на репрессивные меры, мусульмане все равно считали своим долгом участие в праздничных намазах (рассматриваемых в шариате, согласно ханафитскому мазхабу, как ваджиб - обязательное действие, промежуточное между фарзом и сунной). В настоящее время в Соборной мечети и вокруг нее на праздники собираются до 16 тысяч верующих; по несколько тысяч человек посещают Историческую мечеть и мечеть в Отрадном; до тысячи - мечеть на Поклонной горе. Помимо собственно чтения намаза, люди отдают милостыню (садака) на нужды данной мечети, старикам и немощным. В последние годы, подражая христианам, мусульмане посещают мечеть и в случаях бракосочетания и для проведения похоронного намаза. Если второй случай можно обосновать, с точки зрения правил шариата, желательностью чтения джаназа как можно большим числом верующих, то совершенно необязательным является чтение никяха именно в мечети. В любом случае, при критическом подходе к данному явлению, можно найти и отрицательные стороны (несоответствие шариату - очень серьезная оценка любого действия), и положительные: так проявляется отмеченный выше исламский символизм секуляризированных мусульман России, стремление к самоидентификации с культурой и религией своих предков.